Главная Статьи Статьи по свиноводству ЧЬИ В СТРАНЕ ТЕХНОЛОГИИ?

ЧЬИ В СТРАНЕ ТЕХНОЛОГИИ?

 

Выйдя из-за железного занавеса, бывшие советские республики бросились приобщаться к мировым ценностям, которые ранее не были доступны. Как оказалось, в стране, где имелась огромная армия академиков и профессоров, наблюдается дикое отставание в технологиях производства всего, начиная от гвоздей, заканчивая, например свининой. Именно о ее производстве на постсоветском пространстве в настоящее время и хочется поговорить.

Большинство предприятий по производству свинины на территории от Бреста и до Курил являются единицами промышленного типа.


 

    То есть это фабрики или заводы со всеми присущими им атрибутами и инфраструктурой. Основная масса была построена 30-40 лет назад и продолжает эксплуатироваться без особых перестроек и модернизации. Особенно это характерно для Республики Беларусь. Если в Российской Федерации сейчас проводится бурное строительство современнейших свинокомплексов, а  многие старые комплексы либо модернизированы, обретя новых хозяев, либо заброшены, то в Беларуси  львиная доля свиней выращивается в советского образца помещениях с применением старых технологий.
    После бурных десятилетий конца прошлого – начала нынешнего столетия, когда наладились связи с зарубежными поставщиками технологий и племенного материала, у отечественных свиноводов в мировоззрении начал происходить переворот. Как обычно, в переходный период присутствовало, да и присутствует по сей день, много сумятицы, неразберихи, разнополярных мнений о целесообразности тех или иных решений.
    Очень часто приходится слышать от самых разных людей, в том числе, к сожалению,  и от специалистов высказывания типа: «…в этом хозяйстве внедрены голландские (датские и пр.) технологии». Затем эти высказывания тиражируют журналисты, повторяют обыватели. Однако специалист, знакомый не поверхностно с современным свиноводством, скажет, что таких технологий нет.
    Действительно, Дания, Голландия, Германия, Канада и другие страны являются признанными регионами, где развито высокотехнологичное производство свинины. Здесь традиционно успешно выращивали свиней, и развитие  технологий шло непрерывно в ногу со временем. В этих странах не происходило шараханий от крайности к крайности, и во главу угла ставилась,  прежде всего, экономическая целесообразность, а также экологичность, удобство для обслуживающего персонала. Поэтому  развивались научные центры, которые вкупе с фирмами-производителями оборудования постоянно совершенствуют технологии.
    На сегодняшний день определены основные технологические подходы, которые используют свиноводы в развитых странах. Без сомнения, каждый регион придает им некоторую местную специфику. Однако содержание поголовья на щелевых полах, самосплавное навозоудаление, автоматическая раздача сухого корма в автокормушки, автоматическое регулирование микроклимата и прочие технологические приемы применяются повсеместно. Именно четкое планирование свинофермы, проектирование с учетом новейших технологических разработок позволяет достигать высочайших производственных показателей в свиноводстве в этих странах.
      С современными технологиями хорошо знакомы и некоторые серьезные отечественные инженерно-технологические  фирмы с большим опытом работы. Именно они могут с блеском внедрить их на строящихся либо реконструируемых объектах, учитывая местную специфику. В отличие от тех же иностранных специалистов, которые далеки от наших проблем.   Так что, если оборудование  привезено с завода из Дании или Голландии, то это вовсе не означает, что  внедрены некие мифические «датские технологии». Тем более, что достаточно широкий спектр оборудования, в основном стойлового, производится на отечественных заводах и с успехом интегрируется с зарубежными узлами. Это делают именно отечественные эксперты.
     Создание новой свиноводческой фермы можно сравнить с шитьем модного костюма (платья).  Прежде всего, заказчик связывается с модельером, получает консультацию о последних веяньях моды и просит разработать модель. Модельер делает эскиз, предъявляет на одобрение заказчику. После утверждения модели закупается ткань и отдается закройщику. Закройщик (иногда он же и модельер в одном лице) делает выкройку и кроит ткань. Только после этого портной приступает к шитью изделия.
     Так вот, модельером в нашем случае выступает инженерная фирма, которая должна проконсультировать заказчика по новейшим технологическим тенденциям и сверстать технологию. После утверждения технологии, эскиз передается в проектную организацию, которая создает рабочую документацию согласно существующим нормативам.  Строительная организация, получив документы, приступает к строительству.
     Вроде бы все ясно и логично. Однако костюм без модельера мы вряд ли будем шить, а вот свинокомплекс строить или реконструировать без технологических экспертов – это обычная повседневная практика в большинстве белорусских, да и российских хозяйств. Пропустив первый этап, они обращаются в проектный институт (а чаще – к поставщикам оборудования, которые выдают себя за  экспертов). Проектанты напрягаются, но выдают «некую» технологию. Хотя это совсем не их планида.  Ведь для того, чтобы знать и понимать, как сегодня выращивают свиней, надо бывать на современных фермах хотя бы раз в месяц, посещать профильные выставки, конференции и семинары, быть в курсе новинок фирм-разработчиков, читать зарубежные издания, наконец, видеть внедренными свои разработки не менее 10 раз в год.
      Белорусские проектные организации проектируют широкий спектр объектов. Свинокомплексы (птицефабрики), в частности, занимают в этом списке далеко не первое место. За всю историю существования проектной организации она в среднем спроектировала 3-4 объекта свиноводства. Не могут проектанты досконально разбираться в современных технологиях свиноводства. Да и не их это задача. Вот воплотить на бумаге, согласно различным ГОСТам и СНИПам, разработки специалистов  они могут.  Сапоги должен шить сапожник, а пироги печь пирожник.
     В нашей практике был реальный пример, когда новый     собственник свинофермы, решив ее реконструировать и расширить, обратился в местный проектный институт. Проектанты, «немноже сумняшеся», приступили к исполнению проекта, вспомнив свой прошлый опыт. Выдали проект, прошли государственную экспертизу и передали документацию строителям. Стройка началась. Когда закончили первый корпус, у заказчика начали возникать сомнения, а то ли они строят. Обратились к экспертам. Оказалось, институт спроектировал им комплекс образца 1952 года. Большинство ферм, построенных по такому образцу, уже давно выработали свой ресурс и реконструированы. А здесь в 21 веке возведен реликт давно забытый.
     Благо сделали немного, успели переделать, поручив разработку технологии инженерной фирме. Ферма получилась на загляденье.
         Кто-то может указать на существование научных организаций, которые занимаются проблемами свиноводства. Однако, к сожалению, большинство из них все еще по природе «советские», то есть слабо нацелены на практику. Фундаментальная наука, безусловно, призвана решать основополагающие проблемы. Но прикладные ее аспекты должны быть тесно связаны с бизнесом, с повседневной практикой. В реалии такого не происходит, и соответствующие научные организации живут в неком «параллельном мире», несколько в стороне от столбовой дороги мировой прикладной науки, которая тесно сотрудничает с фирмами, обслуживающими отрасль, да и самими свиноводами.
     Поэтому, прежде чем обращаться в проектную организацию, имея намерение реконструировать или построить животноводческий комплекс, стоит обратиться в инженерную, технологическую фирму, которая поможет определиться с «моделью платья».
     Подходы к строительству ферм на Западе несколько отличаются от отечественных.  Там  все давно устоялось и происходит весьма логичным путем. Ни один инвестор не начнет свою деятельность без технологического консультанта (ов). А потом его же попросит и наблюдать за процессом строительства и оснащения.
     Немаловажным аспектом в деле успешного создания свинофермы является вопрос собственности. Практика показала, что успешней создаются и работают фермы, которые имеют конкретного собственника. А какой хозяин не постарается выбрать лучшее? Нельзя сказать, что  в данном случае всегда есть понимание, как «сшить платье». К сожалению, у большинства все еще превалирует довольно советский менталитет, а учитывая еще пока неустойчивую бизнес-этику, слово «доверие»  не в ходу. Однако,   хозяева и специалисты таких объектов вникают в детали, скрупулезно изучая  предложенные технологические решения, фирму-подрядчика, завод-изготовитель, а также спецификацию оборудования, предложенную поставщиком. Обязательно интересуются построенными объектами, как правило, стараются посетить их. Обсуждение технологий ведется в диалоговом режиме с поставщиком и порой занимает немало времени. Это и понятно – ведь объект создается для эффективной работы на долгие годы.
    На данный момент на постсоветском пространстве уже построены десятки огромных и небольших современнейших свинокомлексов, где внедрены не только эффективные передовые технологии, но поставлено высокопродуктивное поголовье свиней. К примеру, только фирмой «Мираторг», одним из крупнейших поставщиков свинины на российский рынок, возведено в Белгородской области десять свинокомплексов по 5 тысяч основных свиноматок каждый (100 тысяч голов откорма  в год). Практически в каждой области России строятся новые свинокомплексы, куда завозится современное оборудование и высокопродуктивное поголовье.
      На таких предприятиях достигаются производственные результаты мирового уровня. Так нормой для многих стали такие показатели, как 25 и более деловых поросят от одной свиноматки в год, период откорма – не более 180 дней, конверсия корма на откорме – 2,2 кг корма на 1 кг привеса. Все это становится возможным благодаря хозяйскому отношению к выбору консультантов, поставщиков и подрядчиков, тщательному подбору оборудования и технологий, обучению персонала, соблюдению технологической дисциплины производства.
     Конечно, выбор поставщика практически всегда ведется  на конкурсной основе. Но сама процедура тендера на частных предприятиях не является такой формальной, как на тех, где понятие собственника размыто. За формой проведения тендера не теряется содержание проекта. Тендерная комиссия, как правило, состоит из людей, которые потом будут работать на этом предприятии, с этим оборудованием, которые отдают себе отчет, что от их выбора будет зависеть как их собственный успех, так и  успех всего предприятия в целом. 
     Совсем другое дело, когда в тендерной комиссии, сидят «специалисты», которые в девять часов выбирают поставщика, скажем, зерносушильного оборудования для одного хозяйства, а в одиннадцать холодильного для другого. Да, формально они соблюдают процедуру, соотносясь с перечнем требований инструкции по проведению данного мероприятия. Но, по большому счету, есть ли им дело до того, каков будет конечный результат реконструкции или нового строительства? Нет, конечно, ведь сами они с продуктом, который выбирают, работать не будут. А потом дохнут свиньи, что бывало уже не раз, и прокуратура ищет виновных. Козла отпущения найти можно всегда. Но не лучше ли посмотреть в корень, как советовал Козьма Прутков.
    Свинина относится к базовым продуктам питания и спрос на нее не падает.  Свиноводство на современном этапе является весьма рентабельным бизнесом. И оно будет оставаться таковым, если его правильно спланировать с самого начала.

 

Генеральный директор ГК "Неофорс"
Лысцов А.В.
 
 

  • Группа компаний “Неофорс”
  • РФ, г. Смоленск, тел. +7 4812 320 462
  • E-mail: info@neoforce.ru